• Новые комментарии
  • Даша Павлова
    сегодня, 18:45

    Привели меня для знакомства в дом к родителям моего парня. Дело было в какой-то праздник, у его матери

  • Даша Павлова
    сегодня, 18:45

    Привели меня для знакомства в дом к родителям моего парня. Дело было в какой-то праздник, у его матери

  • Даша Павлова
    сегодня, 18:45

    Привели меня для знакомства в дом к родителям моего парня. Дело было в какой-то праздник, у его матери

  • Даша Павлова
    сегодня, 18:45

    Привели меня для знакомства в дом к родителям моего парня. Дело было в какой-то праздник, у его матери

Получайте лучшие анекдоты за неделю на почту!
  • Видео анекдот дня
  • 1 275
  • Популярные авторы
  • 9.9 Даша Павлова
    13 980 подписчиков
  • 9.8 Даша Павлова
    10 980 подписчиков
  • 9.8 Даша Павлова
    9 980 подписчиков
  • 9.8 Даша Павлова
    9 980 подписчиков
  • 9.8 Даша Павлова
    9 980 подписчиков
Следите за нами!

Спустя 2 суток, надев обмундирование немецкого капитана, Армад во главе большой группы отправился на важное задание. Немцы перевозили пятьсот французских детей в Германию. Была задача остановить эшелон, убрать охранников и спрятать пленников.
Всё выполнили блестяще. Но Армада ранили осколками, и без сознания он остался лежать возле рельсов. Сутки он был там. С собой у него были документы, идеальные как всегда, и фотография. На ней женщина и двое детей со светлыми волосами.
На обратной стороне подпись: «Любимому Хайнцу от любящих Марики и детей». Немцы наткнулись на него, обыскали, в этот момент он очнулся.
- Он дышит, - объявил чей-то голос. Пришлось Армаду разыграть сцену, прикинуться, что умирает и произнести умилительную ерунду типа:
- Любимая Марика, я умираю, но думаю о тебе, наших детях, дядюшке Карле и великой Германии.
Эта история станет одной из самых рассказываемых среди "маки". Спустя пару лет де Голль спросит у него при всех:
- А почему ты тогда сказал о каком-то дядюшке Карле, забываю спросить?
Армад ответил словами, которые стали крылатыми и вызвали дикий смех:
- Черт знает, что подумали немцы, а я говорил про Карла Маркса.
Эти события были позже. Тогда его закинули в машину и отвезли в госпиталь для офицеров. Он мгновенно поправился и стал любимчиком всех, кто его окружал.
Только на лице у него иногда появлялись яркие пятна, но никто не знал истинной причины.
А сейчас удивительный исторический факт. Комендантом города Альби, окупированного немцами, назначили капитана Хайнца – Макса Ляйтберга. Он занялся своей работой.
Через семь суток он наладил связь с "маки". В ходе его работы начали сходить с рельсов фашистские поезда, случались побеги в основном советских пленных, и много разных диверсий. Комендант был обходителен с дамами и вежлив с начальниками, но служащих держал в строгости и наказывал за любой проступок. Через полгода его представили к немецкой наградой, но не успели наградить.
Де Голь приказал Ляйтбергу отступать, немцы могли догадаться кто он такой. Прихватив все деньги комендатуры и немецкого военнослужащего высокого чина, Армад Мишель вернулся к партизанам. Потом он совершал новые поступки, познакомился с генералом де Голлем, прошел в победном марше по столице Франции.
Шел он недалеко от генерала. К концу войны он заслужил огромное количество званий и медалей: национальный Герой Франции, Крест за добровольную службу, Высшая Военная Медаль Франции, Орден Почетного Легиона. И самая высокая – Военный Крест. Де Голль, когда награждал его, сказал:
- Ты можешь с этого дня на парадах идти впереди Президента. У генерала была аналогичная награда, и Армад ответил:
- Только если им будете не вы, генерал.
- Давай на «ты», - предложил тот.

Армад Мишель к 1951 году стал гражданином Франции, женился, у него родились двое сыновей. Правительство подарили ему маленький автозавод, также он работал в канцелярии Президента на ответственной должности. Именно в то время задумал практически невозможное. Он решил возвращаться домой, т.е. в Азербайджан. Переубедить его было невозможно, только в СССР было не просто с возвращением. На прощание де Голь наградил его удостоверением почетного гражданина, также ему предоставлялся проезд на любом транспорте бесплатно.
Автопредприятие переименовали, оно стало носить его имя. Организация, предшественник КГБ, хорошенько перетрясла Героя нашего рассказа. Были вопросы о плене, немецкой форме, о том как сбежал один. Под репрессии он не попал, но ему было приказано всегда жить в своем родном селе.
Забрали абсолютно все: награды, медали, фотографии и бесплатный проезд. Назначили его пастухом в селе. Через пару лет сделали агрономом. Потом, в 63-м, была поездка к Хрущеву и отписанные 100 тысяч. По распоряжению Хрущева он получил обратно все, что отобрали ранее. Но самую высокую награду – Военный Крест, оставили для Музея. 2 человека в Советском Союзе были награждены Крестом – Великий Маршал Жуков и Ахмадия, недавно бывший провинциальным пастухом.
Все награды по возвращению домой он положил на дно своего сундука.

А теперь мы возвращаемся к началу нашей истории, в 66-й год, в весенний вечер, когда встретились два старых друга и проговорили всю ночь. Два совершенно разных человека: Президент крупной державы и обычный агроном из провинции. Ахмадия отказался от помощи «товарищей», сам добрался до аэропорта, а потом улетел домой. Он оставил в номере гостиницы все вещи, купленные ему два дня назад. Все до последней мелочи. Горничная, убиравшая номер, нашла все это там. Через несколько дней он станет бригадиром колхоза.
Две недели спустя к нему пожалует посетитель, человек в иностранной военной форме, такую в этих краях никто не видел, лет пятидесяти. Машины приедут две, но внутрь войдет только один человек. Это был близкий соратник и бывший подчиненный нашего агронома, а сейчас он являлся одним из начальников министерства обороны Франции. Он нам знаком, мы поймем кто это, когда допишем наш рассказ.
Друзья похлопали по спине друг друга, обнялись. Перед тем как уселись, генерал исполнил самую главную задачу – он отдал Ахмадию письмо президента Франции, там напоминается, что Ахмедия Джабраилов может посещать Францию в любое время и сколько угодно, естественно за счет Франции.А потом Армад Мишель получит свою законную награду – Военный Крест, которая по праву принадлежит ему. Потом они на пару споют «Марсельезу». В скромненьком доме, в конце маленького села. Если бы сейчас я мог стать режиссером фильма, то на экране бы появилось изображение двух людей в обрамлении стекла, под звуки «Марсельезы», а потом в кадре появилась бы чудесная, великолепная природа этого района, а потом, снова вернувшись на место автора, я оставил бы такие подписи под изображением: Армад Мишель получил все высшие воинские награды Франции.
Ахмедию Джабраилову его Родина – СССР не вручила ни одной воинской наградой. С Ахмадия сняли статус «невыездного», и после 1970 года он смог выезжать во Францию, друзья также смогли приезжать к нему. Он никогда не прошел в военном параде во Франции. 1994 год стал последним годом его жизни. Его сбил автомобиль, за рулем был нетрезвый водитель. Так было написано в милицейском протоколе, составленном на месте происшествия.

Есть в Москве одно серое, абсолютно неприметное здание, находится оно на Старой
площади, обычно никто не обращает на него внимания. Потому как через три минуты езды и нескольких поворотов направо предстает настоящее зрелище - главные
достопримечательности Москвы, в том числе Кремль. Многие знали – великая держава
Советский Союз, занимающая 1/6 часть земной поверхности, управлялась отсюда. Но люди немного заблуждались.
Кабинеты высокопоставленных лиц находились и в Кремле, только вот сама верхушка власти находилась в этом неприметном здании, в паре поворотов от Кремля.
В это время, весной 1966 года, хозяином главного кабинета и генеральным секретарем был Л. И. Брежнев.
Обычное спокойствие серого здания сегодня было нарушено, вокруг творился переполох.
Брежнев поторапливал своих подчиненных, а те должны были сделать единственное задание – разыскать гражданина Армада Мишеля.
Утром Леониду Ильичу позвонил глава МИДа, был необычайно взволнован. На то была
причина. В ближайшее время ожидался приезд президента Французской республики Шарля
де Голля. Всё было готово ко встрече, мероприятия спланированы. Но час назад протокольная служба прислала окончательный документ с весьма странным третьим пунктом, который
вызвал проблему. Генерал желал, чтобы у траппа его встречал Друг и Соратник (непременно так), который жил в СССР. И звали его Армад Мишель.
Генсек был спокоен:
- Есть какие-то неприятности?
- Дело в том, что мы не нашли, нет такого человека.- министр был морально раздавлен.
- Ищите лучше, - Брежнев был непреклонен.
Швырнув телефон, генсек нажал секретную кнопку, приказал искать получше.
Через три часа пропавшего гражданина разыскивали сотни людей. Везде где только можно,
по всей стране.
Через некоторое время стало понятно: Армад Мишель – призрак.
Если сотрудники КГБ не смогли найти, следовательно, нет такого гражданина. Жившие тогда люди, поймут меня.
Сделали невероятное – перезвонили в Париж, уточнили третий пункт протокола.
В ответ услышали то же имя – Армад Мишель.
Вряд ли генерал не знал, как зовут его друга, значит это было сделано специально, такая
небольшая месть советской власти за своего друга.
В это время в сером здании грозил разразиться скандал, так же как и во всей стране.
В этот момент появилась небольшая надежда. Машинистка, сомневаясь, сообщила, что вроде бы однажды печатала это имя, точнее было это в 1963 году, и этот документ предназначался для Хрущева.
В наше время найти информацию не составило бы никакого труда, пара клавиш и вся
информация на экране. А тогда пришлось нескольким десяткам людей перетрясать архив, но все безрезультатно. Надавив на машинистку, удалось узнать, какой Помощник, приказал
напечатать этот текст. (Должность Помощника генсека была высокой, поэтому пишется
с заглавной буквы)
По шутке судьбы этот человек работал последний день на своем месте.
Брежнев убирал кадры Хрущева не торопясь, в этот день была очередь Помощника.
Кинулись к нему. Помощник тем временем паковал свое имущество. Помощник ничем не
смог помочь, так как выяснилось, что Хрущев сам работал с этим документом и,
соответственно, информация известна только ему.
Поначалу Помощник отказывался ехать к бывшему генсеку, но после звонка Брежнева,
который намекнул на возможность продолжить карьеру, согласился.
Так как бывший генсек к тому времени увлекся огородом, Помощнику пришлось принять
неудобную позу для разговора – Хрущев что-то рассаживал на грядке.
Сторожившие Хрущева люди, находились рядом.
Несмотря на свои 72 года, Хрущев тут же вспомнил этого человека. Оказалось, что живет тот в Азербайджане, был во время войны французским партизаном. Странный человек.
Однажды предложили французские ветераны этому человеку 100 тыщ доллАрров(так и
произнес). А он отказался. Тогда я приказал привезти его ко мне и предложил ему перевести эти деньги в Фонд мира, мол это будет правильно.
- А он что? – поинтересовался Помощник.
- Да даже думать не стал, - объявил Хрущев. – Ну и я умел уговаривать. Вообщем пока мы обедали, подготовили документы, он поставил
свою подпись. Ну я его расцеловал, человек-то хороший.
Помощник решил, что пора приступать к решению главной задачи.
- Только это ведь не настоящее имя его было, настоящее-то так и не запомнишь и без 0,5 не выговоришь.- пояснил Никита Сергеевич.
Помощник расстроился.
Хрущев разозлился:
- Ты как был дураком, так им и остался. В бумагах Фонда он прописан под настоящей
фамилией, не под кличкой же.
Через 25 минут шерстили документы Фонда.
Потом были звонки в Азербайджан, из Баку на север республики выехали несколько черных машин марки «Волга», в городе Шеки к ним присоединился автомобиль местного
начальника. Конечной целью этой поездки было небольшое село Охуд, к которому вела узкая разбитая дорога.
Жители повзрослее напугались колонны, что помладше бежали за машинами. Приехавшие были в курсе кого искать, поэтому автомобили подъехали к маленькому домику, был уже
вечер.
Хозяин появился на крыльце, голубые глаза и русые волосы, около 47 лет, работал он
агрономом. Он ни капли не удивился. Это было так обычно для него, его ничто не удивляло, но это нам станет известно позже.
Обступили агронома вокруг и сказали, что желает его видеть сам Брежнев, поэтому нужно
ехать в столицу Азербайджана, потом на самолете в Москву. Агроном остался равнодушен к этой новости, ответил, что дома у него куча дел, а с товарищем Брежневым у него нет ничего общего. Развернулся и пошел в дом, приехавшие оторопели. Наконец кто-то сообразил
и произнес имя де Голля, потом рассказал все по порядку.
Пришлось этому человеку клясться своими детьми, что это правда.
Оказалось настоящее имя агронома Джабраилов Ахмедия. Той ночью герой французского
Сопротивления, известный как Армад Мишель, отправился в Москву.
Возле самолета его встретили и заселили в 2-комнатный номер гостиницы «Москва».
Через пару часов сна его отвезли секцию ГУМа, одевающую самых высокопоставленных
людей. Там его одели с ног до головы во все жутко дорогое и модное.
После этого привезли к Брежневу.
Брежнев встретил его радушно, расцеловал, сказал пару фраз и передал двум «сотрудникам».
Те отвели его в уютную комнату и рассказали Ахмедию зачем привезли его сюда.
На следующее утро должен приехать генерал, во время посещения страны, он будет ездить
по разным регионам.
Все согласовано заранее, но возможно генерал захочет посмотреть, где живет его друг. «Сотрудники» сообщили, что сейчас прокладывают асфальт в село. Перед Ахмедией
разложили план с вычерченным домом и окрестностями. Предложили снести 2 соседних
дома, расселив соседей в другие места, а жилище Ахмедия сделать двухэтажным, пристроить веранду, поставить пару пристроек, скотный двор, а ещё пару гаражей для трактора и
автомобиля. Вокруг поставят забор. Все это будет принадлежать семейству Джабраиловых.
За все это Ахмедия должен был сказать другу о том, что он фермер. Для воплощения всех
предложений требовалось лишь согласие Ахмедия. Он их выслушал, затем, не думая ни
секунды, сказал:
- Господа, я от вас не услышал ни слова.
- Как это?- одновременно поинтересовались «сотрудники».
- Потому что вы ничего не сказали.
Ахмедия ушел, «сотрудники» остались обдумывать услышанное.
На взлетном поле Внуково-2 стояло 2 группы людей. Первая – высокие чиновники,
с которыми генерал должен был обменяться рукопожатиями, вторая – те кто стоял в стороне
и должны были просто махать. Во второй группе и оказался Ахмедия. Одетый в новую,
модную одежду, он держался уверенно, как в любой другой одежде, будь то военная форма
либо смокинг. Он стоял с краю.
На траппе появился высокий, ни с кем несравнимый генерал де Голль. В этот момент
проявилась некоторая особенность Ахмедии с которой позже мы еще столкнемся, его лицо
покрылось багровыми пятнами, это означало великое душевное волнение.
Генерал легким шагом спустился к ожидающим. Обменялся дружеским рукопожатием с
Леонидом Ильичом. Тут же рядом появились два переводчика. И вот Брежнев уже готов
провести генерала вдоль ожидающих и представить всем. Тут что-то идет не так...
Де Голль склоняется к Брежневу и о чем-то спрашивает. Переводчик смущается из-за
нарушения протокола, но переводит. Брежнев ничуть не смущается заминкой, он
поворачивается и указывает в том направлении, где стоит Ахмедия. Через секунду все
оборачиваются  туда, а генерал быстрыми шагами движется к своему другу, а тот – к генералу. Они застывают в объятиях, такие разные по росту и положению. Остальным
остается потрясенно смотреть на них.
По желанию генерала Ахмедию после встречи отправят в резиденцию, предоставленную
генералу. Де Голль провел всё запланированное по протоколу, и лишь вечернюю часть
отменил, так как очень не терпелось поговорить с другом.
Именно от этого вечера, проведенного друзьями вместе, будем отталкиваться в своем
рассказе, отсюда уйдем в далекие воспоминания, но обязательно будем возвращаться. В тот
вечер они будут гулять по аллеям, разговаривать, ужинать в неофициальной обстановке и,
конечно, вспоминать.
Мы постараемся придерживаться хронологии, но внесем свое небольшое авторское видение. Для начала, вкратце расскажу вам об одной человеческой судьбе, интересной, а местами даже удивительной. И буду рад, если она вызовет у вас интерес. Итак, смотрите сами.
Представляю вам основные события.
Итак, вы уже в курсе, где родился и рос наш герой. Он был совершенно обычным
мальчишкой, разве что внешность была необычная. Учился в сельскохозяйственном
техникуме, а потом случилась война.
Добровольно пошел на фронт, и просил определить его в разведполк.
- Почему? – выясняли у него.
- Я ничего и никого не боюсь, - абсолютно искренне ответил он, сверкая голубыми глазами.
Его засмеяли перед всеми.
После 1 боя он возвращался позднее всех, и с собой приволок вражеского солдата, который
значительно превышал его в размерах.
Он получил наказание, да и вражеский рядовой особой ценности не представлял и секретов
не знал.
Перед следующим боем отказался от ста грамм.
У него спросили:
- Ты совсем не пьешь?
- Когда есть повод, - ответил он.
Никто не испытывал к этому человеку особой любви.
В один из дней его увидели за пристальным изучением немецкого языка со словарем.
Отреагировали странно:
- В плен собираешься?
На это он ответил:
- Любой разведчик обязан знать язык.
- Но ты не разведчик.
Он ответил коротко:
- Пока.
Однажды, встретив переводчика из полка, он попросил разъяснить трудности сложения слов. Переводчик удивился, но объяснения дал, после этого сообщить нужным товарищам о
случившемся.
Товарищи пересмотрели всю биографию Ахмадии, но ничего подозрительного не увидели.
Но для перестраховки убрали из списка представленных к награде.
Из-за плохо продуманной операции батальон, в котором служил Ахмадия, практически
весь перебили. Был май 1942 года. Он остался жив. Его подобрали без сознания противники, взяли в плен, через некоторое время отправили в концлагерь во Франции. Переживая за то,
чтобы не стать «шестеркой» фашистов, он утаил знание немецкого языка.
Он сразу понравился француженке Жанетт, которая убирала концлагерь. Она убедила
начальника сделать этого незаметного пленника своим помощником. Он попросил обучить
его французскому языку, помогая ей таскать мусор.
- Для чего тебе? – удивилась она.
- Разведчик обязан владеть языком союзников, - объяснил он.
Жанетт согласилась и предложила учить его каждый день пяти новым словам.
Но ему этого было мало, и он предложил двадцати пяти.
Она посмеялась над ним:
- Не запомнишь.
А он, сверкнув своими ясными голубыми глазами, сказал, что если забудет хоть одно, то
будет, как она сказала.
За все время он не забыл ничего. Дальше Жанетт учила его тонкостям и сложностям языка, а через несколько месяцев Ахмадия прекрасно разговаривал на французском с небольшим
акцентом, присущим жителям Марселя (Жанетт была оттуда родом).
В один из дней он даже довел её до слез тем, что поправил её ошибку в разговоре. Это её
обидело, хотя любой учитель был бы горд своим учеником, но женщины вообще странные
существа.
Потом в его голове созрел сумасшедший план.
Вперемешку с мусором Жанетт увезла его из концлагеря. Она попросила о помощи своего
родственника, тот отвел его к французским партизанам - «маки».
Он представился начальником разведательного отряда, тем самым соврал будущим друзьям
единственный раз.
Армала сделали обычным разведчиком. Спустя четыре вылазки к врагам он стал
командиром.
Через месяц он был представлен к первой французской награде, за то что спустил с рельсов
товарный поезд с фашистским оружием.
Потом он получил записку от де Голля – самоназначенного лидера свободных французов.
Там рукой де Голля было написано следующее: «Уважаемый Армад Мишель! Спасибо Вам за службу от имени всех, кто сражается за
Францию». И роспись.
Мы еще не узнали, почему он взял такое имя. Он лично придумал имя Армад. Так как отца у него звали Микаил, то фамилия стала Мишель.
Он не раз менял свои имена (Фражи, Харго, Рюс Ахмед, Кураже), они известны, но имя
Армад Мишель было его основным.
Армад не переставал учить немецкий язык, тому же заставлял своих солдат. Французы
ненавидели вражеский язык, это вызывало некоторые трудности. Сам Армад не терпел, когда не выполнялись его указания.
Через некоторое время он стал делать вылазки по несколько человек и большим количеством. При них всегда имелись идеальные немецкие документы и форма. Несмотря на то, что
задания он получал от руководства, все операции он разрабатывал лично. Ни разу он не
провалил ни одно задание. Там же, у партизан, его наградили первым орденом. Это был
Крест за добровольную службу.

Продолжение следует...

Глядя на рыжего мурлыкающего зверюгу, с трудом помещающегося на моих коленях, я вспоминаю детство, деревню, свою бабулю. И такого же рыжего огромного котяру, нежившегося на ее коленях в редкие минуты отдыха. Деда я не застал. Старый старшина, вернувшись с фронта с рыжим фронтовым другом, прожил не долго. Сказались фронтовые ранения. Кот пережил его на много лет, скрашивая бабушкино одиночество. Рыжика она очень любила, берегла, хоть и ругала иногда за лень и любовь к солнечным ваннам. И любила рассказывать историю про седьмого бойца артиллерийского расчёта.
Дед мой, Виталий, в честь которого меня и назвали, прошел всю войну старшиной. Дома его ждали жена и маленький сынишка Сережка. Я родился в начале 60-х и назвать меня хотели Никитой. Но, учитывая отчество, этому воспротивилась вся деревенская родня, которой героические планы Никиты Сергеевича, лишившие их домашней скотины и задушившие налогами, были как кость в горле. На том и порешили – назвать меня в честь деда. Может быть, поэтому бабушка так часто и много о нем рассказывала.
Но запомнился мне больше всего рассказ про Рыжика. Пересказывала она его со слов деда. Но всегда одинаково, в показаниях не путалась. Поэтому и я хорошо запомнил удивительную историю.
Летом сорок четвертого, уже в Беларуси, продолжая наступление, батарея деда остановилась в небольшом селе. От домов остались только закопчённые печные трубы, да заросшие травой дворы. У колодца бойцы набирали воду, торопясь продолжить движение. И тут дед заметил яркое рыжее пятно на обгоревшем срубе. Пятно зашевелилось и протяжно жалобно замяукало. Маленький, испачканный сажей котенок, был единственной живой душой сожженной деревни. Дед докурил папиросу, задумчиво посмотрел на животинку, взял котенка и посадил его на передок повозки. Накормил остатками каши с тушенкой. И сказал, что теперь Рыжик будет бойцом их расчета. Седьмой боец сыто щурился, устроившись на облучке.
Как настоящий трудолюбивый и честный белорус, котенок исправно отрабатывал свой паек. Ловил мышей в землянке и прочую мелкую живность. Так и прижился на батарее. К зиме превратившись в огромного рыжего котяру. Бойцы его любили. И даже однажды хорошо наваляли связисту, который пытался кота пнуть сапогом.
Кроме охотничьего таланта за Рыжиком был замечен еще один, много более полезный. Перед налетом вражеской авиации он бесследно исчезал и появлялся только тогда, когда небо было чистым, а пушки укрывали в чехлы. Но, перед этим, секунд за тридцать до исчезновения, поднимал шерсть на загривке, начинал рычать, повернув голову в ту сторону, с которой минутами позже появлялась вражеская авиация.  Эту его способность приметил дед и объяснял тем, что кот запомнил звук самолетов, после которого его дом сожгли вражеские бомбы. Такой исключительный слух оценила вся батарея. Бойцы внимательно присматривались, если кот вдруг начинал беспокоиться. Батарея стала отбивать атаки более результативно.
Так Рыжик и дожил до весны сорок пятого. В апреле, когда до победы оставалось совсем чуть-чуть, батарея была уже в Германии. За редкими фашистскими самолетами в воздухе шла непрестанная охота. Батарея большей частью отдыхала. А Рыжик жмурился на солнце, конечно, если не приближалось время обеда.
Но в тот день он вдруг резко проснулся, взъерошился и гулко зарычал, глядя на восток. На тот самый восток, где давно уже был тыл и никаких неприятных сюрпризов оттуда ждать не приходилось. Чтобы привести орудие в боевое положение надо времени не больше, чем исчезнуть, по давней привычке перед налетом, коту. Кот исчез, бойцы направили стволы на восток и замерли в полной тишине. И тут появляется в небе наш ЯК с дымящимся хвостом, а за ним, поливая из пулеметов, Фоккер. Отсечь очередью врага – дело нескольких секунд. Фоккер теряет управление и врезается в землю, а наш самолет продолжает полет и исчезает за горизонтом.
На следующий день на батарею приезжают гости с подарками. Летчик, вся грудь в орденах, не перестает удивляться, как же так быстро бойцы догадались, что ему нужна помощь и оперативно ее оказали. Где тот герой, которому хочет пожать руку спасенный асс. И показывают ему на Рыжика, который, как обычно, жмурится, развалившись на солнце, раз еще обеденное время далеко. Летчик не поверил, думал очередная фронтовая байка.  И дед рассказывает ему всю эту историю.
На следующий день летчик снова приезжает, теперь уже один, и привозит подарок Рыжику – пару килограмм свежей печенки. Но, добавляла всегда бабушка, по дедовым глазам было видно, что про подарок он не все досказывает. Наверняка, к печенке прилагалась еще и бутыль спирта.

В ответ на беспорядочные атаки неведомых террористов доблестная армия США нанесла высокоточные ядерные удары куда попало. 

Подполковник новобранцам: 

— Ну, кто поедет сегодня копать картошку!? 

— Вперед шагнули три бойца.

— Молодцы, солдаты, а остальные пойдут пешком!

Девушка хвастается подруге:

- Ира! Я тут за военного замуж собралась!

- И что ж тут хорошего?

- Да много чего! Он сам постель заправляет, вкусно готовит, полностью здоров и, главное, как собака выполняет все команды! 

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 7 След.
Яндекс.Метрика